Увидеть своими глазами


supertima
Пара коротких сообщений в скайпе, 5 минут чтобы побросать вещи в сумку и вот я уже в самолете.




Самолет был практически пуст – все коллеги уже были в Киеве. Тогда никто еще точно не знал, что произойдет, но все чувствовали, что намечается серьезная заварушка. Все покупали билеты в один конец, понимая что скорее всего придется остаться на Украине надолго.

Началось с небольших шествий, которые стягивались в центр города, чтобы потом мощной волной вылиться на Крещатик. Тогда нам с Варламовым еще пришла в голову идея залезть на колокольню, купив билет за 4 гривны. Ловко!

На колокольне было ни души и страшно ветренно, охранник еще сильно удивился внезесонным посетителям и неохотно продал нам билеты. Хмурый декабрьский Киев отсюда, с высоты, казался особенно холодным и неприятным. Через полтора года на этой площади будут выставлять "доказательства российской агрессии". Наверное тогда там, на вершине дул тот самый "ветер перемен".




Не секрет, что обычно репортеры стараются отыскать ракурсы посочнее и именно в случае митингов и демонстраций фотки сверху позволяют оценить масштаб. Но местные журналисты отчего-то вели себя невероятно скромно для таких мероприятий и шли в толпе как робкие котята. На одной из улиц стояли строительные леса, отличная точка для съемки, но никто из местных и не пытался залезть. Но стоило нам перелезть забор, забраться наверх и высунуть свои головы, как люди с фотокамерами буквально пошли на штурм – оказывается можно!

Немного странно пересматривать эти фотографии сейчас. Тогда никто бы и не подумал, что фиксирует действительно исторические события, видит их своими глазами, вот они рядом только протяни руку, а теперь это все уже достояние учебников новейшей истории. Тот самый памятник Ленину, с которого начался "ленинопад", он станет символом борбы с коммунизмом.




А вот Кличко, украинский боксер. "Что он забыл на площади?" – еще удивлялся я. О лысом мужике в очках, стоящем рядом, тогда вообще никто не думал.




Люди были в достаточно странном состоянии. Как дети, которым разрешили открыть подарки до нового года. Я хорошо это помню, потому что был одним из первых, кто вошел на пустой Майдан. Вокруг почти никого не было, металлические ограждения, которые побросала милиция, валялись по всей площади. Люди растеряно выходили на нее и озирались по сторонам: узнаваемые лидеры еще шли где-то по Крещатику, приказы отдавать было некому. Что делать дальше – никто не знал.

Я опять залез повыше, это была мачта с камерами видеонаблюдения, в самом центре Майдана. Снизу протянули скотч и флаг: "Давай, замотай их на#уй!".




Это был сложный момент. Все это время я старался быть наблюдателем и ни в коем случае не принимать участия в происходящем. Когда все штурмовали "ялинку", у ее подножия ко мне подошел какой-то мужик:
– Парень, давай охранять, чтоб не лазили. Убьются ж!
– Это не моя война (знал бы я, что будет через полгода 😕)
– Так и шо?
– Мужик, я из Москвы, это не моя страна и не моя революция.

Флаг со скотчем протягивал не мужик в тулупе, а молодые ребята в масках. "Бл#ть, что я делаю.." – пронеслось в голове. Дом профсоюзов на заднем плане потом подожгут во время штурма площади и в нем погибнут два человека.

Находясь на площади, я был в абсолютном информационном вакууме: интернет почти не работал, никто ничего не знал и все ориентировались лишь по реву толпы, возникающему то тут, то там. В какой-то момент я оказался на Банковой, где митингующие угнали трактор и отправились на нем штурмовать администрацию президента. Мне было отлично видно, потому что я сидел на крыше того самого трактора. Вот мои старые ботинки, вокруг толпа и какой-то мужик в кожанной куртке забрался на ковш и выступает. Через пять минут радикалы прыснут в него перцовым газом, а через полгода он станет президентом Украины.




Инстаграм репостнет картинку в твиттер. Твит ретвитнет Султан Сулейманов из ленты, его ретвит увидят несколько СМИ и уже через 30 секунд мне на киевский номер позвонят Коммерс и БизнесФМ



– Здраствуйте, БизнесФМ. Что происходит?
– Ну, я сижу на тракторе.
– А что вокруг?
– Вокруг люди деруться, радикалы зажгли фаеры и распылили перцовый газ.
– А вы?
– А я на тракторе.


Потом у РИА найду вот эту фото. А нука кто это там морщится на заднем плане в камуфле? 😆😆😆 (Уже потом камуфляж в Киеве (да и, наверное, везде) превратится в "костюм мудака" и носить его будут все кому не лень.)




Затем начнется ад. Милиция будет обстреливать пятачок с митингующими с помощью газовых и свето-шумовых гранат. Они будут лететь мимо меня как гнилые яблоки, которыми в деревне мальчишки играют в войну. Улица заметно поредеет и вот уже на крыше кабины я один.

Вдруг слева возникает кучерявая голова Варламова и уже слышно его недовольное "Давай подвинься!". Варламов стоит на колесе, слева от кабины и уже было заносит ногу, чтобы подняться выше, как вдруг я замечаю движение в нашу сторону. Одна из гранат летит прямо на нас, неизбежно и неумолимо. Ее отлично видно, как в замедленном кино, они описывает четкую траекторию и приземляется под задницей Ильи!

Взрыв. Варламова нет. Но я готов поклясться, что его небыло и за доли секунды до взрыва! Сразу испарился! Я поворачиваю голову и вижу, как его кучерявая шевелюра уже удирает в толпу.

Я понимаю, что становится жарко, спрыгиваю с кабины и отбегаю назад. Вокруг меня корчаться люди, согнувшись и кашляя, они бегут вместе со мной, кто-то быстрее, кто-то медленнее.

Отбегаю чуть подальше и включаю камеру.



В этот вечер одна из гранат попадет в фотокорра AFP Василия Максимова. Ему сильно повредит ногу и его заберет скорая. Затем его привезут обратно, уже в чужих штанах, потому что свои превратились в лохмотья. Василий выслушает рекомендации врачей, затем выпьет пива и снова пойдет снимать.

Я же вечером еще разок вернусь на Банковую. Милиция поймет, что на ней осталось слишком мало митингующих и начнет штурм.




Было очень холодно. Мы сидели на крыше и смотрели вниз. Нас быстро заметили и несколько отрядов бросилось наперерез, в глухой двор с лестницей, которая вела на крышу. Мы оказались в ловушке, сначала хотели спрятаться, но почти сразу все же решили бежать. Спускаясь по лестнице, мы уже видели как параллельно нам в открытые ворота с криками "Пиз#ец вам" и поигрывая резиновыми дубинками забегает Беркут. Прямо с лестницы мы прыгаем на соседний забор и по каким-то трущобам и крышам с грохотом убегаем прочь.

Отступление заканчивается на крыше дорогого ресторана, откуда открывается вид на его внутренний двор. Дверь ресторана щелкает и выходит хозяин. Мы смотрим на него, он на нас. Неловкое молчание.

– Все нормально, ребята, спускайтесь, ментов нет.

Я прыгаю вниз, открываю ворота и расстворяюсь в толпе. Уже потом произойдет настоящий переворот, погибнут люди, Крым станет русским, а на Донбассе начнется война. Потом я приеду еще раз, накануне того, как украинцы разгромят наше посольство.




Но это уже совсем другая история.
Источник: http://supertima.livejournal.com/13497.html