Город захваченный

Затихший Город был захвачен черной Силой как-то волшебно легко. Ни милиция, ни Контора глубинного бурения, ни небольшая воинская часть у Ремзавода и не думали оказывать никакого сопротивления. Наши начальственные лидеры с близкими холуями, получив секретную инфу о приближении колонны черных танков, дружно "поднялись на крыло", шеметом понапихали чемоданы-шкафы в грузовики — и в клубах летней пыли были таковы... За ними было потянулись на легковушках те, у кого личный транспорт был на ходу — бензин-то на заправках как-то вдруг, резко и сразу, исчез...
Но совсем немногие успели уехать.

По улицам заурчали тяжелые приземистые черные, как резиновые, танки. Танки. Совершенное авторизованное убийство из жутких снов. Покатые, невысокие — не чуть не выше человеческого роста, безнадежно смертельные. Стали на каждом более-менее значимом перекрестке, выставили раструбы громкоговорителей.
Вскоре по городскому радио, из громкоговорителей на улицах и по единственному действующему каналу телевидения голосом Наташи Дягтеревой, ведущей местных новостей, было объявлено:
"Под страхом смерти запрещается выходить из домов, квартир и других зданий. Даже если вы не дома, и попали в данное здание случайно. Например, были в этот момент в магазине. Запрещается любые передвижения местного населения до особого распоряжения — которое может быть объявлено хоть через двое суток."
По телевизору было видно, что Наташа, и так не слишком молодая, читала этот текст дрожащими белыми ненакрашенными губами (видно выдернули резко, от домашних дел)глядя в камеру круглыми испуганными глазами. Это сообщение затем повторяли в эфире каждые полчаса. И это был единственный источник информации в затихшем испуганном городе — все остальные каналы телевидения и радио вырубились сразу с приходом аккупантов. Как отрезало!

И подтверждением нешуточности этого заявления кое-где по кварталам потрескивали выстрелы и иногда слышались крики и взрывы.

Потом, часа через четыре, все та же Наташа Дягтерева, но теперь уже в приличном голубом костюмчике, галстучке, прозрачной блузке и элегантно накрашенная, глядя с экранов телевизоров объявила трансляцию "круглого стола" между администрацией города и, как она их назвала — представителями Армии Прогресса и Порядка (АПП). Почему-то с легким неадекватным едва сдерживаемым похихикиванием.
Как аккупанты успели перехватить драпающего мэра и его замов по сельскому хозяйству и культуре — загадка. Правда эту загадку слегка раскрывали несколько подмазанных косметикой синяков на холеных лицах вождей города.
А начальник городской милиции никуда и не убегал — проявил мужество. У него был длительный запой. Но тут то его как раз быстро выличили.
Со стороны АПП присутствовал немолодой, но крепкий мужик, стриженный под седой и короткий ежик и не менее крупная, но отнюдь не рыхлая, бой-баба. Оба были в черной униформе с непонятными знаками различия из золотых шестигранников и полос. Оба были вооружены короткоствольными пистолет-пулеметами и обоих слева сбоку болталась что-то похожее на шпагу, справа короткая резиновая дубинка. Единственно, чем отличалась воинственная дама — у нее был белый кокетливый газовый шарфик.
Как быстро выяснилось, тетка по званию оказалась выше, мужик, как болванчик, только ей вторил.
Собственно, никакого "круглого стола" и впомине не было.
Армия просто диктовала условия.
Первое — организовать учет населения. Анкеты уже готовы — каждый в течении ближайших суток должен зарегестрироваться в передвижном пункте учета, сфотографироваться и получить соответствующую толстую пластиковую коробочку для ношения виде бейджека. В случае, если через сутки бойцы АПП обнаружат кого-то без такого бейджика — они будут вынуждены его уничтожить.
Второе. Все существующие структуры города тоже должны быть занесены в специальную базу данных, со всеми локациями и списками людей — вот и для этого соответствующие анкеты. На эту работу — еще двое суток. Головой отвечают нынешние руководители соответствующих структур.
Данные структур и личные данные жителей должны совпасть и с этого момента жизнь Города становится полностью компьютерно управляемая. Функция же управления — прераготива специалистов АПП.
Основная из функций коробочки-бейджика, кроме индентификации — передача команд конкретному человеку от управляющего компьютера городской базы данных. В случае, если человек не подчинится команде, переданной в коробочку — система зафиксирует нарушение и соответственно человек будет наказан.

Никаких возражений! Приступить к исполнению с момента озвучания данного плана!

Мэр вдруг раскрыл рот и начал что-то было говорить. Вот тут и произошла показательная акция.
Дама-офицер спокойным голосом осведомилась, кто дал слово мэру? И прямо перед телекамерой сбила его со стула и жестоко отделала дубинкой. Чуствовался большой опыт. Мэр кричал, дергался, катался по полу, сбивая предметы и извивался — но это отнюдь не смегчало жестокую амазонку.
Напарник-офицер, достав пистолет не давал не то что вмешаться — даже пошевелиться всем остальным. Все это прямо тут же передовалось в эфир. Наказание длилось минут десять, пока стонущий и мычащий при глухих ударах толстый и неповоротливый мэр не начал терять сознание. Тогда офицерша просто напросто проколола ему ягодицу шпагой и брезгливо вытерла стекающую с лезвия кровь о мэровский дорогой пиджак.
Не обошлось и без смешного. Оператор настолько растерялся, что не успел вовремя отвернуть чуть в сторону объектив камеры, в момент, когда ополоумевший от боли мэр пытаясь спрятаться от ударов и сбил алюминиевый стол-ширму, за которым сидела ведущая передачу. Все смогли увидеть, что Наташа Дягтерева сидит, крепко прихваченная цепью за талию и раздвинутые ноги. Юбка у нее спущена на колени и снизу ее медленно колышит какой-то могучый и замысловатый механический механизм. Вот откуда у нее были неуместные похихикивания.

Офицер, тот который с бориком, поставил алюминиевый стол-ширму на место, закрыв от камеры аппетитные Наташины ножки, что-то там поколдовал — и красная, как рак, ведущая начала зачитывать текст с листка, лежащего перед ней.

Город объявляется территорией, свободной от любой политической деятельности и инакомыслия. Для единения общества таковое признается рабовладельческим. Рабовладельцами признаются члены АПП, рабами — все остальные. АППшники в ближайшее время определятся, кому достается какая территория в городе. Принадлежность рабов определяется однозначно по месту проживания. Любое неподченение своему хозяину наказывается любым желаемым хозяином способом — вплоть до смерти и членовредительства любого вида и никем не может быть оспорено.
Особо преданные и добросовестные рабы могут перейти по решению хозяина в подкасту "помощников". В этом случае эти рабы могут наказывать других рабов для обеспечения интересов Хозяина — но убийство или членовредительство могут призводится только по прямому приказу Хозяина.

И замерший было в страхе Город активно зашевелился. Забегали снова людишки, заработали магазины, службы, предприятия. Все начали входить в новую реальность.


Дорога-дорога